30 апр. 2013 г.

Финансисты знают о датах будущих терактов в США

О Бостонском взрыве было известно еще в феврале!

В середине февраля была опубликована примечательная статья: "Обрушение рынка акций произойдет до 20-25 апреля":
"Ситуация на фондовом рыке в точности повторяет ситуацию с т.н. «пут-опционами» (put option) на акции авиакомпаний прямо перед терактами 11 сентября 2001 года. Тогда необычные торги против акций авиакомпаний компаний согласно заключению Комиссии 9/11 (Кина-Зеликова) были объявлены «простым совпадением»." - так начинается эта статья. 

Читаем далее: "...на этот раз ставка сделана уже против всей экономики США. На этой неделе анонимный трейдер купил 100 тысяч пут-опционов на ETF ... анонимный трейдер «ставит» на то, что до 20 - 25 апреля 2013 года рынок подвергнется серьёзному удару. При чем VIX («индекс страха») сегодня находится на исторических минимумах. Поэтому большая ставка на резкое падение рынка полностью выбивается из тренда. 11 000 000 долларов было поставлено на «zero». В случае исполнения задуманного это означают гигантские потери, которые взорвут рынок и через эффект домино затронут всю финансовую сферу..."

Рынок не рухнул. Но БОСТОН СОСТОЯЛСЯ! Как и очень странный обстрел нефтебазы, пожар на заводе удобрений. Если кто уже забыл, то прогремел взрыв на финише Бостонского марафона 15 апреля - то есть, если бы рынок отреагировал обвалом, это произошло бы как раз в районе предсказанных дат: 20-25 апреля.

Господа финансисты и спецагенты США, опять у вас простое совпадение?!
Очевидно что секретная информация спецслужб стабильно попадает в распоряжение финансовых игроков, которые пытаются ее использовать в своих интересах. Но если оперативные данные позволяют за несколько месяцев достаточно точно знать дату предстоящих атак, то очевидно, их объем должен позволять эти атаки предотвращать? Но этого не случилось ни в ситуации 9/11, ни в ситуации Бостонского марафона... Полная неожиданность! Никаких превентивных мер, никакого оперативного усиления, никакого повышения уровня террористической угрозы! Так может "утечки" из специальных служб происходят не из оперативных подразделений по противодействию терроризму, а из штабов этих же служб по подготовке и проведению спецопераций на своей территории? А вот тот факт, что эта информация становится достоянием именно фондовых спекулянтов, как раз вызывает минимум удивления: именно эта категория "граждан мира" сегодня и является основным интересантом и бенефициаром дестабилизации, наращивания угроз, разжигания нового мирового пожара, сценарий которого, не сомневаемся, уже готов.

19 апр. 2013 г.

Призрак бостонской скороварки

MORTAL KOMBAT 2013: Economics vs Finances


На финише марафона в Бостоне взорвалась бомба, заложенная в скороварку. Это, конечно, просто такая технология убийства, но у меня возникло ощущение, словно этим хотели что-то сказать всему человечеству: прибежит ваша экономика в лидерах к финишу американского марафона, а там ее поджидает финансовая бомба-скороварка, разрываемая парами долгов, спекуляций, необеспеченных операций.


Мы становимся свидетелями начала новой, возможно самой страшной и беспощадной войны. Но ее сущность не в территориальных притязаниях и не в конфликте величия наций. Это война бенефициаров глобальной финансовой системы против всего мира.

Финансисты не являются какой-то четко сформированной, локализованной в едином пространстве группой, но они имеют штабы (ФРС, МВФ, Всемирный банк) и опорные страны, экономики которых ориентированы на получение прибыли от финансовых спекуляций - это США и Великобритания ("спасибо" г-же Тетчер, упокой Господи ее грешную душу). За последние десятилетия игра финансистов вполне состоялась, фактически им удалось получить контроль над всем миром, его геополитикой и экономикой. Но конец Великой мистификации близок. Пузырь должен вот-вот лопнуть - и они это прекрасно видят. Возможно, они планировали развязку чуть позже, но ситуация начала выходить из под контроля.

То, что сейчас происходит - это позиционные маневры и первые приграничные операции в преддверии масштабной экспансии, целью которой будет фиксация прибылей из раздутого пузыря. Вам может показаться, что они действуют не логично. Но стоит посмотреть чуть глубже, и все становится до мурашек по спине прозрачным.

Год назад США объявили о реиндустриализации, возвращении промышленных предприятий на свою территорию. Зачем? Покаялись, одумались? Как бы не так - это вывод стратегического ресурса из зоны массового поражения будущей войны. Отзыв посла, эвакуация дипмиссии, военных советников.

Правители финансового мира начали громить собственные форпосты - банковскую систему. С ума сошли? Отнюдь. Их опора - не отдельные кредитные организации, а именно Система целиком: банки, фондовые и валютные биржи, остатки на счетах, опционы, векселя, долговые расписки... Дестабилизация и паника в мире весьма на руку спекулянтам. Да и куда он, мир, денется? Их стараниями, деться из Системы фактически некуда - в реальные активы всем не уйти, да и мало кто способен такую необходимость понять. А когда поймут, будет поздно. Да и самих неспекулятивных активов практически не останется - они постараются.

Приграничные операции финансового спецназа (Кипр, Италия, Япония) ставили очень простую цель - создать прецедент тривиального изъятия финансового актива, сформировать легитимность экспроприации, оценить мощность противодействия. Операция прошла успешно. Мир послушно проглотил.

Теперь стоит ожидать весьма жестких, скоротечных и массированных ударов. Мы сами их санкционировали. Оффшоры, как кладовые накопления не самых чистых капиталов, станут первой целью стратегического ракетно-бомбового удара по уже отработанной схеме. Затем, подо всякими предлогами, удары будут нанесены по вражеским долларовым счетам (стран БРИК и ЕС) в зарубежных банках. Сначала по частно-корпоративным, что подавит "ПВО" экономических стран, потом и по государственным. Одномоментное критическое расширение контролируемой финансовой базы (условно с нынешних 60% до 80%) одновременно выразится в фактически полном блокировании производственных возможностей и связей противника. Из легких реального сектора просто мгновенно забирается весь воздух, а из жил - кровь. В такой ситуации ему останется либо тут же погибнуть, либо отдать себя целиком на милость победителя, что скорее всего и произойдет. Потом будет быстрое списание внешнего долга США, серия жестких локальных кризисов, экономических депрессий, коллапсов национальных финансовых систем, дефолтов. Но это не так интересно. Картину зачистки наших территорий описывать нет никакого желания.

Есть ли у держав, пытающихся опираться на реальную экономику и промышленность (хоть какую - легкую, сырьевую, технологичную) хоть какие-то шансы в этой войне? Увы, практически нет. В жилах всех экономик течет чужеродная кровь, и краны управления ее потоками находятся все зон собственного контроля. Рассчитывать на внезапное прозрение правительств, резкую смену курса, замыкание экономики на внутренний рынок, выход из долларовых резервов не приходится. Они не рискнут. Финита?

Не совсем - выход все-же есть. Замкнутые региональные кластеры народных производственно-жилищных систем. С широким внедрением кооперативных механизмов и систем самоуправления. Желающие спасения в грядущем хаосе должны озаботиться их созданием незамедлительно. Весь инструментарий имеется. Согласие, участие государственных властей не требуется - они смогут подключиться позже (на согласованных условиях), создавая мосты интеграции между опорными кластерами, национальные предприятия стратегической индустрии по схеме ГЧП с кооперативным участием кластеров.

Какова схема создания народных кластеров? Читайте ближайшие выпуски CIVILCOM.

17 апр. 2013 г.

Проектируемый кризис


Что на самом деле определит наше будущее



Это плохая статья. В ней непозволительно мало веских аргументов, упрямых фактов и объективных данных из проверенных источников. Более того, в ней нет разумных взвешенных идей и предложений. Это статья – вопрос. Но вопрос настолько важный, что может быть, вам имеет смысл прочитать эту плохую статью.


Что день грядущий нам готовит? Сейчас, когда ситуация в мире остается нестабильной, экономика угрожает свалиться в жесткий глобальный кризис, этим вопросом все чаще задается почти каждый. Попробуем оценить ситуацию и мы. Конечно, в данной ситуации нас интересует именно будущее России.

Достаточно часто приходится слышать мнение, что современная Россия находится во второй стадии крушения империи, когда вслед за потерей колоний, начинается дезинтеграция самой метрополии. Под первой стадией здесь понимается развал СССР. Такая точка зрения обосновывается экспертами через анализ по историческим аналогиям, через факторы экономики, социальной ситуации и даже мифологии.


Путь жесткого приземления, в ходе которого вчерашний гигант разлетался на мелкие осколки, прошло большинство великих континентальных империй: Рим, Византия, Арабский халифат, Монгольская и Османская империи. Британия и Испания сумели «соскочить» с этой смертоносной траектории, но это были империи морские (талассократии), что несколько иное, но главное, они вовремя оценили ситуацию и верно выбрали стратегию. Какой вариант развития кризиса (др.-греч. κρίσις — поворотный пункт) предстоит нам? Политика стабильности, проводимая администрацией Путина, принесла свои плоды, и геополитический кризис уже позади, или же картина стабильности – лишь задернутая шторка на иллюминаторах падающего самолета?

Стабильность ситуации базируется на фундаменте из высоких цен на энергоносители, постоянства курса доллара, готовности иностранных партнеров продолжать финансирование внешнего долга, негласной монополии государства на основные каналы массовой информации. Каждый кирпич данного фундамента несет свои критические риски. Сомневающихся направим на просторы Интернета, к таким экспертам, как Хазин, Делягин и Глазьев. Можно обратиться и к их оппонентам – вряд ли они смогут чем-то успокоить, относительно прочности данных кирпичей. Диспут идет лишь в сфере вопросов: надо ли кирпичики срочно менять или надо пытаться их модернизировать?

Но все эти разговоры не о том.


Практически все концепции «новой России», даже самые разумные и системные, исходят из восходящего тренда. Другими словами, из механизмов ускоренного развития экономической, социальной и политической сфер. И это, безусловно, верно – иного пути, кроме пути ускоренного развития, просто не существует. Но. Проблема состоит в том, что мы находимся на тренде ниспадающем, и есть самые серьёзные основания это утверждать. Это не сложно увидеть, сопоставив макроэкономические показатели, обратив незамутненный взгляд на последние события, ситуацию внутри страны и вне неё.


Основные факторы внутренней проблематики:
  • Нарастание социальной напряжённости в регионах.
  • Усиление проблем экономики, ресурсной зависимости.
  • Концентрация внимания власти на противостоянии элит.

Основные факторы внешней проблематики:
  • Отсутствие четкой ориентации, реальных опор, партнёров. 
  • Усиление зависимости от внешних факторов. 
  • Утрата силы, значимости, стратегической инициативы

Раз так, то необходимо понять, что подходы к стратегическому планированию в этой ситуации – принципиально другие.

Сама вероятность перехода на восходящий тренд, возникновения развития решительным образом зависит от того, как мы пройдем точку экстремума, каким конкретно образом произойдёт перелом. Именно это определит решительно всё! Данный вопрос принято аккуратно обходить, будто его и не существует. Это не трудно понять. Но гораздо важнее осознать, что без ответа на него, дальнейшие рассуждения имеют крайне малое отношение к реальности.

Оценим варианты:
Если кризиса (перелома) не произойдет, то мы, продолжая падение, наиболее вероятно, окажемся на классическом для великих континентальных империй пути крушения, дальнейшего развала. Либо сами по себе, либо нам помогут. Подобные катастрофы моделированию поддаются слабо. Понятен лишь их итог: никаких перспектив в обозримом будущем просто не существует, и говорить о проектах возрождения не имеет никакого смысла.

Как вообще такое может произойти? В нашем то стабилизированном болоте? Считаете такой взгляд «алармизмом»? Ничего подобного быть не может? Это где-то бесконечно далеко? Давайте оценим некоторые сценарии:

  1. Продолжается рост региональных проблем в социальной сфере. Падение доходов, рост цен, безработица, межнациональные распри. Центр увлечен внутренней элитарной междоусобицей, а региональные власти – маскировкой действительности. Средний и малый бизнес парализован. Бюджеты регионов тают. Дыры латают урезанием социальных программ. Волна стихийных митингов и забастовок в одном моногородов перерастаетв восстание. Не понимающий серьезности ситуации Центр, использует силовой вариант. Происходит кровопролитие. Информация быстро распространяется через Интернет и западные СМИ. Перегретые регионы вспыхивают пожаром.
  2. Лето 2013 года. Переговоры вокруг ядерной программы Ирана заходят в тупик. Запад принимает решение активизировать давление, для чего искусственно снижаются биржевые цены на нефть. Это удар по Ирану. Это способ ограничить экспансию в регион Китая, зависимого от ближневосточной нефти. Это способ, на время операции, ограничить внешнеполитическую активность Москвы. Ситуация в РФ резко обостряется. Осенью проходят муниципальные выборы, на которых блок ЕР и ОНФ, этот союз трупа и эмбриона, с треском проваливается. Группы элиты усиливают междоусобицу. Россия расписывается в своей экономической немощности и «сливает» Иран, а за ним Сирию, согласившись выступить против них на стороне западного блока, в обмен на обещания подкорректировать цены на нефть. Авторитет Путина тает на глазах. Зимой проваливается Олимпиада в Сочи. Общество вскипает.
  3. Учитывая риски, связанные с усилением присутствия и доминирования США в Центральной Азии, Китай останавливается на выборе Северного варианта Нового шёлкового пути, его интерес к российской нефти и газу становится стратегическим. Видя происходящие в России негативные процессы, дестабилизацию и ослабление, используя фактор создания «Корпорации развития Сибири и ДВ», Китай инициирует политику «кнута и пряника» с целью установления контроля над востоком РФ. Достигаются концессионные соглашения о недропользовании. В ослабевающей, зависимой от мировой ситуации России, где все продается и покупается, это приводит, в результате ряда экономических атак и силового давления с Востока, к фактическому переходу под управление Китая Дальневосточного и Сибирского Федеральных округов. В регион лавиной устремляются китайские инвестиции. Под влиянием данного факта, сепаратные настроения бурно нарастают, что в итоге приводит к юридической дезинтеграции РФ.


Таким образом, уже зимой 2013-2014 года есть реальная вероятность резкого обострения ситуации. Большинство экспертов прогнозируют пик рисков на 2015 год. Но сути это не меняет. Неконтролируемый внезапный кризис станет катастрофой, которая положит конец всем разговорам о будущем развитии.

 
Таким образом, важнейшая стратегия сейчас – это планирование, проектирование кризиса.  Продолжение рецессии так же опасно, как и внезапный взрыв ситуации. Кризис нужен и просто необходим для перехода к фазе развития. Узревших здесь отблески революционных вихрей спешу разочаровать – речь об обратной идеологии. Течение кризиса должно быть задано таким, чтобы обеспечить контролируемость процессов, что принципиально невозможно при всякого рода переворотах. Речь об управляемом развороте, смене курса. Для плановой реализации озвученных задач, кризис может быть только проектной, легальной процедурой, осуществляемой и контролируемой авангардными силами общества и легитимной власти. Главная на сегодня тактика – это планирование мягкой посадки перед новым взлетом. Наша новая амбициозная экспедиция невозможна без дозаправки, инспекции технического состояния, новых полетных карт. 



16 апр. 2013 г.

Российско-китайское внешнеэкономическое сотрудничество: инвестиции или интервенция?


О состоявшейся в Пекине 15.04.2013 г. российско-китайской инвестиционной конференции.


В эти дни в столице КНР проходит российско-китайская инвестиционная конференция, организованная Министерством коммерции КНР и Минэкономразвития РФ.

«Российская газета», со ссылкой на ИТАР-ТАСС, приводит слова главы российской делегации, первого заместителя председателя правительства РФ, Игоря Шувалова, сказанные им по итогам первого дня работы конференции: «В нашем сотрудничестве особое внимание уделяется не только строительству АЭС в Китае, поставкам ресурсов и совместному возведению нефтеперерабатывающего завода в Тяньцзине, еще больше проектов планируется осуществить в областях жилищного строительства, локальной энергетики, транспорта, коммунальных услуг, региональной и федеральной инфраструктуры и совместных разработок в области инноваций».

Казалось бы, все просто замечательно – помимо банальной торговли энергоресурсами (куда уж сейчас без нее), Россия нацелилась на восстановление и развитие региональной инфраструктуры, пусть и с привлечением иностранного капитала. Однако давайте задумаемся. Зачем это Китаю? Зачем ему вкладываться в длинные инфраструктурные проекты на территории РФ, с не очень-то понятной и достаточно рисковой системой возврата инвестиций, учитывая макроэкономическую нестабильность? Уж кого-кого, а китайских стратегов от экономики трудно заподозрить в недальновидности, недостаточной глубине планирования или оценки рисков. Давайте разбираться. Что кроется за официальными формулировками?

  • Мы будем поставлять в Китай газ и нефть – это понятно, без комментариев.
  • Мы построим в Китае нефтеперерабатывающий завод. Более-менее понятно. Это в рамках проекта экспорта нефти. По информации «ВЕСТЕЙ», инвестором станет «РОСНЕФТЬ». Возможно, тут не обошлось без разведывательно-стратегических интересов её американского партнера – ExxonMOBILE, хотя на этой версии не настаиваю.
  • Мы построим в Китае АЭС. Это уже менее понятно с точки зрения геополитических интересов России (поставка высокой технологии усиливает экономику импортера), но все же объяснимо, хотя бы интересами привлечения инвестиций для текущих задач развития РОСАТОМА.
  • Конечно, река китайского импорта на наш рынок только расширится.
  • Но зачем, зачем Китайцам вкладываться в нашу коммунальную и транспортную инфраструктуру? Северный рукав нового шелкового пути? И да, и нет.


Ответ дает сам г-н Шувалов в интервью РИА «НОВОСТИ» (Агентство «ПРАЙМ»). По его словам, осуществлять проекты на своей территории Россия хотела бы «при помощи концессионных соглашений и китайского капитала». Концессионных, понимаете? То есть мы собираемся что-то из своих ресурсов сдать им в пользование. Рискну предположить, что речь здесь не только, и не столько о создаваемых объектах инфраструктуры, сколько о недропользовании. То есть, мы ни то, что создавать суверенную промышленность не собираемся, нам уже и недра собственные выкачивать лень! Да и действительно, кому она вообще нужна эта Сибирь с Дальним востоком? Китайцы пусть разбираются. Их много. Они не ленивые. А интересы наших элит находятся куда западнее, и речь здесь даже не о Москве…

Вот теперь все встает на свои места. После получения концессионных прав на пользование ресурсами России, нашим восточным соседям действительно потребуется современная рабочая инфраструктура. Для освоения нашей земли.


Был такой примечательный немецкий экономист – Фридрих Лист. Раскритикован был своими либеральными коллегами нещадно. Не в последнюю очередь за то, что очень четко показал в своей работе «Национальная система политической экономии» протекционистские принципы, классически используемые метрополиями в целях экономического порабощения своих колоний. В частности, эти принципы многие столетия верой и правдой служили Британской империи. Приведу лишь главные:

(1) Всегда поощрять импорт производственных мощностей, а не готовых товаров.
(2) Заботливо развивать свои производственные мощности и защищать их.
(3) Импортировать только сырьё и сельскохозяйственные продукты, и экспортировать только промышленные товары.
(5) Закрепить за метрополией … право снабжения колоний … промышленными товарами, в обмен получать на привилегированных условиях их сырьё...
(7) … установить морское превосходство, и с его помощью расширить международную коммерцию, постоянно увеличивая свои колониальные владения.
(10) Давать концессии иностранным независимым государствам на ввоз сельскохозяйственных продуктов только в том случае, если таким образом можно получить от них концессии для вывоза английских промышленных товаров.
(11) В тех случаях, когда такие концессии не могут быть получены соглашениями, достигнуть цели контрабандной торговлей.
(12) ... Получать выгоду … как от своих врагов, так и от своих союзников. От врагов путём препятствия их коммерции на море, от союзников путём разрушения их производителей через субсидии, которые выплачиваются в форме промышленных английских товаров.

Гениально в своей простоте и полноте! Как видите, «правила Листа» актуальны и по сей день. Китай, США, все развитые экономики глобального мира знают их, и используют. А Россия? Не думаю, что проблема в незнании или непонимании. Проблема в отношении к себе. Де-факто, статус ресурсной колонии лидирующих экономик мира наше правительство готово признать. По крайней мере, относительно восточных территорий.

15 апр. 2013 г.

В жерновах глобальной депрессии — Свободная мысль

Михаил Делягин:

Либерализм как экономическая идеология, при всей своей примитивности и даже пош­лости, обладает колоссальной мощью и притягательностью именно пото­му, что является инструментом само­осознания и реализации интересов ключевого фактора мировой истории этапа глобализации — глобального управляющего класса.Фундаментальный посыл совре­менного либерализма, в отличие от XVIII века, заключается в стремлении отнюдь не к индивидуальной свобо­де и самовыражению личности, но, по сути дела, к исключающему воз­можность этого обожествлению глобального бизнеса и его интересов. 
Мир уже потихоньку начинает, до срыва в глобальную депрессию, раз­деляться на макрорегионы: как обыч­но, будущее заранее накладывает на нас свой отпечаток. Характерными проявлениями этого служат форми­рование «зоны юаня» и то, что из всех стран «большой двадцатки» только Россия не усилила протекционист­ской защиты своей экономики после 2008 года. Мир, возникший в резуль­тате глобальной депрессии, видится сегодня некоторым аналогом воз­врата к межвоенному периоду с его разделенностью на «сферы влияния» и не просто отчаянной, но и голово­кружительной, непредсказуемой гры­зней всех со всеми.Магистральной тенденцией ста­нет, по-видимому, не возрождение национальных государств, слишком маленьких для макрорегионов, мало способных самостоятельно выжить в условиях обострения конкуренции и слишком разнородных внутрен­не в силу длительной и масштабной миграции, но частичное восстанов­ление старых империй, хотя бы и под новыми вывесками. Наиболее яркими примерами в этом отноше­нии сегодня представляются Китай и Турция. ... Разумеется, макрорегионы будут существенно различаться между со­бой прежде всего по глубине интег­рации; и конкуренция между ними будет заключаться в том числе и в недопущении слишком глубокой ин­теграции в стане противника, так как она может привести к его неприем­лемому усилению. Например, мак­рорегион, стихийно слипающийся последние годы вокруг России (с ми­нимальным, как это ни прискорбно, сознательным участием российско­го государства), будет значительно более слабым и рыхлым, чем целе­направленно выстраиваемая и жест­ко конструируемая объединенная Европа.

Непосредственные задачи России в глобальной депрессии феноменаль­но просты: формирование и развитие своего макрорегиона с максималь­ным использованием его собствен­ных ресурсов. Развитие за счет внут­реннего рынка — универсальное правило выживания в депрессии: никаким иным образом нельзя на­копить потенциал для попытки осу­ществления экспансии на внешние, внезапно закрывшиеся в результате срыва в депрессию рынки. Россия будет вынуждена решать эту задачу в уникально невыгодных условиях....

Читать полностью:

В жерновах глобальной депрессии — Свободная мысль

7 апр. 2013 г.

Экономика прорыва

Неспекулятивная валюта социального развития

Создание обособленной социальной экономики, основанной на неспекулятивной резервной финансовой системе - залог выхода человечества к новым горизонтам развития.

Современный мир стоит на пороге глобального кризиса, и это очевидно. Кризисные явления
поражают экономику, финансовую систему, культурно-духовные сферы. В мировом сообществе, перешедшем после развала социалистического лагеря к монополярной модели либерально-демократического общества потребления, бал правят экономика и финансы. В мирке homo-economicus тенденции и перспективы задаются трендами экономической политики. Лучшие умы пытаются найти пути развития через проектирование перспективных форм социально-политических систем, технологических революций, системы нового мирового разделения труда. Однако, каковы бы ни были решения, что может ожидать мировую экономику, опирающуюся на спекулятивную финансово-денежную систему? Пока мерилом национальной и частной эффективности являются финансовые показатели, а прибавочная стоимость может создаваться в ходе непроизводительных спекулятивных операций на финансовых рынках, перспективы мирового сообщества более чем туманны. Об этом говорит нарастающая частота глобальных кризисов, увеличение мировых и классовых диспропорций,  концентрация капиталов в руках сужающегося круга бенефициаров, на фоне сращивания глобальных институтов финансового и политического управления. Мир близок к тому, чтобы оказаться полностью скалькулированным и проданным, а человек - стать лишь квантом производства денежного капитала. Но нам это не нужно.

Диктуемая западной цивилизацией капиталистическая модель социально-политического устройства превалирует в мире. Общество потребления, как система общественных отношений и идеалов, прочно устоялось в развитых странах Америки и Европы. Именно к нему устремляются развивающиеся страны. Однако, институционально сопутствующие этой модели "перекосы" в форме глобальных кризисов, потери человеком ориентиров развития и смыслов бытия, создали ситуацию нестабильности и тупика. Экономически, это обусловлено насыщением контролируемых рынков потребления, и, что особенно важно, торможением оборачиваемости капиталов через барьеры собственности и накопления, созданными при помощи процентной ставки на капитал. Немногочисленные мажоритарные операторы транснационального капитала и действующие в их интересах международные финансовые регуляторы не имеют адекватных действительности проектов и рычагов наращивания потребления и расширения рынков, а потому все чаще и активнее используют спекулятивные инструменты наращивания капиталов. Тупик иллюстрируется необходимостью активного внедрения чужеродных для данной системы механизмов социальных гарантий, алогичных проектов снижения доли мирового разделения труда, возвращения производств в метрополии. Хотя, скорее всего уже поздно.

Продолжающая набирать обороты экономика Китая, имеющая в запасе еще не освоенный гигантский внутренний рынок, формирует новый мировой полюс экономического развития. Соседство густонаселенных государств юго-восточной Азии, и в первую очередь Индии открывает перед этим геоэкономическим сектором большие перспективы. Наличие все еще действующей административно-идейной силы в лице компарии Китая, при грамотном стратегическом управлении, опирающемся на понимание перспектив экономической стабилизации и лидерства за счет долгосрочного планирования в стратегических секторах, разумной замкнутости экономики (ограниченной автаркии), сохранения социалистических
преимуществ государственного устройства, могло бы превратить регион в перспективного лидера эпохи. Однако экономическая система КНР критическим образом завязана на зарубежные рынки. Финансовая система в не меньшей, а может и большей степени нежели общемировая, сидит на бомбе кредитных задолженностей, огромна зависимость от доллара, а значит и долговых проблем США. Технологический суверенитет не сформирован. Таким образом, с точки зрения глобальных экономических процессов, проблемы азиатских тигров те же, что и у остального мира.

Очевидно, что главная интрига планетарной конкуренции сейчас разворачивается в треугольнике США-Евросоюз-Китай. Примечательно, что степень взаимной интеграции такова, что критический "проигрыш" любой из сторон автоматически будет означать неминуемый коллапс экономик остальных участников игры. Кризис жанра наглядно иллюстрируется относительным спокойствием на фронтах сражений за перспективные рынки Латинской Америки и Африки. Ни одна из сторон не имеет необходимого ресурса для масштабной экспансии. Уровень внутренних проблем лидеров капиталистических экономик уже не позволяет организовать масштабные проекты рыночной интервенции. Ареной противостояния являются лишь локальные зоны Центральной Азии. Но это не столько борьба за новые рынки, сколько за коридоры логистики. Любопытна позиция Великобритании, внешняя политика которой во все времена отличалась значительной дальновидностью: Британские дипломаты не спешат входить в какие бы то ни было альянсы, даже относительно участия в глобальных проектах США, высказывается все больше скептицизма. Такая осторожность имеет глубокие корни. Перспективы мирового развития сегодня непредсказуемы.

Многие современные экономисты считают, опираясь на теорию К-циклов Н.Д.Кондратьева, что выход из глобального кризиса будет найден посредством новой технологической революции, нового цикла индустриализации. Усомнимся. Сама данная теория не столь однозначна, чтобы приниматься как данность. Технологический прогресс не сможет решить проблем финансовой системы, накопления задолженностей. В мировом масштабе он не сможет повлиять на разрешение культурно-ценностного духовного тупика. Более того, сама сущность предполагаемой технологической революции, пик которой придется на 30-40 годы нашего столетия, состоит в массовой роботизации и автоматизации производств, что обозначает снижение занятости, востребованных трудовых ресурсов передовой квалификации! Что это обозначает на фоне продолжающегося демографического роста в мировом масштабе, объяснять не приходится. В условиях имеющегося насыщения рынков и конкурентного характера социального устройства, новый технологический прорыв будет обозначать не избавление, а окончательное разделение человечества на "золотой миллиард" и тех, кто по Чубайсу "вымрет, поскольку не вписался в рыночную экономику". Остается еще один известный и наиболее популярный способ выхода из кризиса: мировая война. Это, конечно, работает. проверено не раз. Что выбираем? Ничего из предложенного? Но в рамках существующей системы иного выбора просто не существует!

Но есть иной путь. Чтобы его увидеть, необходимо понять следующее: "Шансы развития получит та цивилизационная модель, которая первой предложит систему передового технологического развития и социального обеспечения без требования всеобщей занятости, в условиях ограниченных рынков" Мы не случайно сказали "цивилизационная модель" а не "государство". В современном мире, с учетом сложившихся реалий, шанс на такую трансформацию имеют только геополитические альянсы. Ни одна отдельно взятая национальная экономика, система, на это не способна. Реализация данного концептуального тезиса исключительно сложна. Главными вопросами являются:

  • сохранение конструктивного общественного сознания среди освобожденной от необходимого труда части населения, либо обеспечение экстенсивной занятости;
  • обеспечение технологического лидерства в условиях сверхконкуренции на ограниченных рынках потребления.
Перспективная экономико-социальная модель, удовлетворяющая указанным критериям, может быть построена на основании следующих требований:
  1. Разделение финансово-экономической системы на три составляющих:
    - Базовая экономика тотального социального обеспечения. Этот сектор призван обеспечить необходимые условия жизнеобеспечения (включая проживание и питание) всего населения при сохранении заинтересованности в демографическом росте. Данный сектор также должен включить частное предпринимательство и малый бизнес.
    - Инновационная конкурентная экономика нового технологического уклада. В сферу данного сектора экономики попадут предприятия частного среднего и крупного бизнеса. Она, вероятно, сохранит основные черты капиталистической экономики.
    - Государственная экономика национального развития. Данный сектор призван обеспечить концентрацию необходимого ресурса для обеспечения опережающего технологического развития на стратегических направлениях: фундаментальная наука, энергетика, атомная промышленность, кибернетика, глобальные производственные центры, нано и биотехнологии, аэрокосмос, глобальная транспортная инфраструктура. Очевидно, что стратегическое долгосрочное опережение в таких секторах может быть обеспечено при консолидации потенциалов государств геоальянса.
  2. Перевод экономики тотального социального обеспечения на новую неспекулятивную валюту, процентная ставка по которой фиксирована на уровне 0,0%. Привязка по обеспечению к численности населения: денежная масса в обращении прямо пропорциональна количеству "потребителей". Предприниматели в рамках данного сектора не имеют права использовать наемный труд, оперировать понятием прибыли.  
  3. Государственная экономика национального развития также использует новую неспекулятивную валюту. Национальные проекты не подразумевают формирования прибыли. Государство имеет монополию на обмен валют внутренних секторов экономики, в том числе, посредством купли-продажи продукции национального сектора развития предприятиям конкурентного сектора. 
  4. Формирование обособленной финансовой системы социального и государственного (национального) секторов экономики. Вся денежная масса концентрируется в едином фонде национального благосостояния, изначально принадлежащем гражданам в равных долях. Только безналичная форма. Отказ от понятия "владения" деньгами. Оплата товаров и услуг осуществляется с единого кредитного счета в рамках ежемесячных лимитов по нулевой ставке. Государственное регулирование цен на товары первой необходимости, жилищный наём, услуги ЖКХ в рамках ценовых коридоров. Отказ от понятия переводов, платежей. Движение денежных средств выражается только в изменении кредитных лимитов. Отказ от понятия авансов. Все сделки оплачиваются только по факту совершения. Отказ от понятия налоговых сборов. Финансирование местных, региональных и федеральных нужд из соответствующих фондов, размер которых устанавливается общественным договором - граждане соглашаются финансировать госнужды за счет определенной доли своих лимитов, то есть, доли совокупного фонда национального благосостояния. Отказ от понятия наследования лимитов в фонде национального благосостояния. 
  5. Обеспечение стабильности экономических подсистем. Она будет достигнута, если доход генерируемый Национальным сектором развития окажется равным уровню потребления в секторе социального обеспечения. На примере экономики современной России, это цифра от полутора триллионов долларов в год, что соответствует задаче роста ВВП на 63%. При этом, ни по уровню производительности труда, ни по уровню ВВП на душу населения, обгонять передовые страны не придется. То есть, задача вполне реализуемая. Поскольку основными контрагентами субъектов конкурентной экономики станут субъекты неспекулятивных бездифицитных систем - семейные хозяйства и предприниматели (как потребители), госпредприятия (как поставщики), врожденная нестабильность рыночной системы будет нивелирована в долгосрочной перспективе.
Удивительно, но именно Россия имеет сейчас шанс стать мировым цивилизационным центром нового типа. К тому есть целый ряд объективных факторов:
  • Сравнительное небольшая степень интеграции в мировую экономику.
  • Огромные природные ресурсы и территория.
  • Геополитическое положение на стыке конкурентного межцивилизационного диалога между США, Евросоюзом и Китаем.
  • Соответствие традиционных ценностей евразийской цивилизации парадигме общенационального прогресса через со-развитие: соборность, братская любовь, преображение, служение.
  • Историческая память и опыт национального технологического прорыва в годы СССР, великих народных побед, жизни в институционально-социальном государстве.
  • Ситуация в национальной экономике, требующая радикальных решений, поиска нового курса на фоне кризиса мирового либерализма.
  • Готовность значимой части населения к глобальным преобразованиям - терять населению нечего.
Для реализации возможностей формирования вокруг России нового центра мирового развития, необходимо формирование геополитического альянса. Его участниками должны стать страны СНГ (Белоруссия, Казахстан, Армения, Таджикистан, Киргизия). Первоочередными направлениями зарубежной экспансии новой идеологии должны стать страны Центральной Азии: Афганистан, Пакистан. Направлениями Дальневосточной экспансии могут стать Монголия и КНДР. С Китаем в ходе преобразований необходимо поддерживать конструктивный диалог при разумном ограничении торговых операций. Исключительную важность будет иметь расширение Альянса на Ближний Восток. В первую очередь, это Турция и Азербайджан, а затем Сирия, Иордания и Ирак. Не стоит забывать об Украине и Болгарии. Глобальные перспективы может открыть последующий этап расширения Альянса за счет присоединения стран Центральной и Южной Америки, Юго-восточной Азии.

Новый Геостратегический Альянс

Предсказываемая некоторыми аналитиками вероятность дальнейшего раскола Российской Федерации, как ни парадоксально, не противоречит озвученной идее: предполагаемый геостратегический Альянс  может стать новой формой федеративного либо межгосударственного объединения осколков Российской империи для выхода на принципиально новый, доминирующий уровень развития.

Еще большее удивление, вероятно, способен вызвать тот факт, что формирование социальной подсистемы экономики и даже национально-государственной подсистемы развития, и даже более того, нового реально действующего правительства и кабинета министров нового геостратегического альянса, может и должно начаться уже сегодня. Не силами думских фракций или депутатов, не силами деятелей оппозиции, а силами инициативных групп общественных проектов CIVILCOM и АНТИБАНК. Не верите? Посудите сами: 
Потребуется только объединение будущих пользователей системы в потребительский кооператив. В рамках действующего законодательства о кооперации мы можем выпускать любые внутренние документы, которые определяют рамки и правила потребления внутри кооператива. По сути, это будут новые неспекулятивные финансы. На начальном этапе, в ажиотажном спросе населения, которому кооператив безвозмездно начнет раздавать порядка 15.000 руб./мес. на душу, и бизнеса, который получит новый неконкурентный платежеспособный сегмент потребления, можно не сомневаться. Эмиссию новых денег надо будет поручить предприятиям, включившимся в кооперацию. И никаких банков! Инфляционных процессов в системе, в первые 2-3 года можно не опасаться. Новая социальная валюта лишь восполнит  в национальной экономике недостаток оборачиваемой денежной массы, узурпированной банковской системой, госкорпорациями, выведенной чиновниками в оффшоры. Кроме того, наша кооперативная эмиссия, уже в ближайшее время, позволит инициировать некоторые проекты развития государственно-национального масштаба. С самого начала и по ходу роста системы, задачи финансово-экономической регуляции и управления должны обрести надлежащие организационные формы народного контроля через независимые экспертные сообщества. Нам потребуются новые министерства стратегического развития, финансов и экономики, регионального развития, нацпроектов, антропо-социального развития, безопасности и иностранных дел. Пока этого хватит. Формирование этих органов надо начинать прямо сейчас.

Чем, на самом деле, занимаются сейчас видные экономисты, общественники, эксперты, независимые от "Кремлевских группировок", такие как Делягин, Глазьев, Хазин, Крупнов, Григорьев? К чему эти "манифесты" и "доктрины"? Это ведь всё попытки сформировать "потешные" госпрограммы и правительства, как в своё время поступал Пётр I. Ожидание, что кто-то увидит и оценит. У них есть очень много правильных и глубоких идей. Но нет главного - механизма реализации. Сегодня CIVILCOM предлагает и то, и другое, в одном пакете. Модель новой справедливой социально-экономической организации вкупе со схемой создания действительного народного органа экономико-политического управления. Вы зря думали что история про Супермена - это только сказка. Спасение мира начинается прямо здесь. Начнём?